вернуться на главную

НОВОЕ НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО:
НАДО ИСПРАВЛЯТЬ НЕДОСТАТКИ

       О недостатках налогового законодательства в сфере изобретательской и патентно-лицензионной деятельности пойдет речь в статье проф. кафедры «Экономика и коммерческое использование интеллектуальной собственности» РГИИС Л.П.Фатькиной.

       Налоговая система России по своей природе носит административный характер, то есть строится на отношениях подчинения. В ходе ее реформирования удалось более чем вдвое сократить число видов налогов, сборов, пошлин, взимаемых на федеральном, региональном и местном уровнях. Однако избежать отдельных недостатков не удалось. Их суть заключается в:
       несоответствии другим законодательным и нормативным актам, в частности, патентному и бухгалтерскому законодательству;
       использовании в новом Налоговом кодексе Российской Федерации устаревших законодательных нормативов;
       жестком налоговом администрировании, негативная роль которого заключается в отмене презумпции невиновности налогоплательщика и переложении на него бремени доказывания, а также в попытке отдельных должностных лиц исполнительных органов в области налогообложения трактовать некоторые статьи налогового законодательства без учета специфики, в частности, изобретательской сферы
.
       Сложившееся положение наиболее точно охарактеризовал Президент Российской Федерации, когда сказал о необходимости прекратить террор налоговых органов в отношении налогоплательщиков. Требуются скрупулезный анализ законодательных и подзаконных актов, регламентирующих систему налогообложения, чтобы выявить и эффективно использовать льготы и налоговые регуляторы в области изобретательской и патентно-лицензионной деятельности. В некоторых случаях требуется и судебное разбирательство.
       Обратимся к главе 23 «Налог на доходы физических лиц» Налогового кодекса. Согласно п. 3 ст. 221 «Профессиональные налоговые вычеты» авторы открытий, изобретений, промышленных образцов имеют право на профессиональные налоговые вычеты в случае документального подтверждения ими материальных затрат, связанных с созданием технических решений, а если затраты не могут быть подтверждены, то вычеты предоставляются в соответствии со шкалой нормативных затрат.
       При анализе п. 3 ст. 221 Налогового кодекса становится очевидно, что законодатель воспользовался старым законодательным актом без учета действующего патентного законодательства в отношении авторов полезных моделей, a именно: постановлением Правительства РФ от 28 мая 1992 г. № 355. Далее возникают вопросы. Какая связь существует между профессиональной деятельностью и материальными затратами, и не следовало бы данную статью назвать «Материальные налоговые вычеты»? Кто может воспользоваться ею, если 85 – 90% изобретений являются служебными, создаваемыми за счет средств организаций?
       Однако на практике данные вычеты предоставлялись авторам до тех пор, пока не пришла пора жесткого администрирования и желания налоговых инспекторов лишить изобретателей права воспользоваться данной льготой. В частности, такая попытка была предпринята в отношении ракетно-космической корпорации «Энергия».
       При обращении за разъяснением в Министерство по налогам и сборам был получен ответ от действительного государственного советника налоговой службы РФ 2-го ранга С.Х.Аминева, свидетельствующий о его недостаточной компетентности в области изобретательства. Вот, что он написал в своем заключении: «Из вашего письма следует, что налогоплательщики (авторы) не являются обладателями исключительных прав на созданные ими в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания изобретения. Учитывая, что изобретатели не сохранили за собой права авторства, такой договор не следует рассматривать как авторский. В таком случае налогоплательщики не вправе воспользоваться профессиональным налоговым вычетом, предусмотренным пунктом 3 статьи 221 НК РФ».
       Следует также отметить недостатки, имеющиеся в главе 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ. Расходы, связанные с изобретательством, в налоговом учете отражены в ст. 262 «Расходы на научные исследования и (или) опытно-конструкторские разработки». Расходы на НИОКР подлежат списанию на прочие расходы в течение двух лет (с 1 января 2005 г.). Однако, в каком порядке производить списание расходов на изобретательство, выходящих за рамки научных исследований, например, выплату авторских вознаграждений по служебным техническим решениям, расходы на зарубежное патентование и др., налогоплательщикам не понятно. Это создает почву для повышенного внимания к ним со стороны налоговых органов.
       Федеральным законом от 6 июня 2005 г. № 58-ФЗ в ст. 262 внесены изменения, вступающие в силу с 1 января 2006 г., о том, что расходы налогоплательщиков на НИОКР, не давшие положительного результата, также подлежат включению в состав прочих расходов в течение трех лет в размере фактически осуществленных расходов. Но в ст. 270 «Расходы, не учитываемые в целях налогообложения» п. 36 не исключен, а он предусматривает списание только 70% указанных расходов. Возникает противоречие норм закона.
       Налоговым законодательством четко не регламентирован правовой аспект внесения прав на объекты интеллектуальной собственности в уставные (складочные) капиталы. В связи с этим юристы при внесении вклада в уставные (складочные) капиталы ссылаются на ст. 17 совместного постановления пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса РФ», которая указывает, что «….в качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом (ОИС), передаваемое обществу или товариществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством». Данная норма была правомерна до 1 января 2001 г., но затем устарела.
       Дело в том, что с 1 января 2001 г. вступило в силу ПБУ 14/2000 «Учет нематериальных активов», в соответствии с которым из состава нематериальных активов были исключены лицензии на право пользования объектами интеллектуальной собственности. Они стали учитываться за балансом. Данную норму узаконила ст. 257 (п. 3) НК РФ, вступившая в силу с 1 января 2002 г. В соответствии с ней в налоговом учете лицензии к нематериальным активам не относятся, а расходы на их оплату лицензиатом включаются в себестоимость (прочие расходы) выпускаемой продукции. Поэтому стала возможной единственная операция по внесению вклада прав на объекты интеллектуальной собственности в уставные (складочные) капиталы – на основе договора уступки исключительных прав. Это предполагает отнесение их к нематериальным активам принимающей организации и увеличение ее уставного (складочного) капитала.
       Об этом в Комментарии к новому плану счетов бухгалтерского учета говорил руководитель департамента методологии бухгалтерского учета и отчетности Минфина РФ А.С.Бакаев: «Нематериальные активы, приобретенные по согласованной стоимости в качестве основного и дополнительного вкладов учредителей в уставный (складочный) капитал организации, учитываются в составе собственных нематериальных активов»*.
       * Комментарий к новому плану счетов бухгалтерского учета/Под редакцией А.С.Бакаева. М.: информагентство ИПБ–БИНФО, 2002. С. 51.
       Как в бухгалтерском, так и в налоговом законодательстве предпочтение отдано наличию исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности на праве собственности при их поступлении в качестве вклада в уставный (складочный) капитал. В данном случае никакой аналогии с арендой основных средств, как трактуют отдельные специалисты, быть не может, поскольку возможна аренда с выкупом основных средств, отражаемая на балансе у принимающей стороны.
       Что касается расходов организаций на рационализаторскую деятельность, то они вообще не нашли отражения в налоговом учете. Несмотря на то, что они непосредственно связаны с процессом производства, эксперты по налогам относят выплаты по авторским вознаграждениям за рационализаторские предложения на чистую прибыль, ссылаясь на п. 21 ст. 270 НК РФ.

| ГЛАВНАЯ | О ЖУРНАЛЕ | АВТОРАМ | ПОДПИСКА | АРХИВ | КОНТАКТЫ |